Автор: небритябрь.
Фэндом: Школа 2013.
Персонажи: Хын Су/Нам Сун.
Рейтинг: PG-13.
Жанры: Слэш (яой), Романтика.
Предупреждения: OOC.
Размер: Драббл, 2 страницы.
Кол-во частей: 1.
Статус: закончен.
Разрешение: С разрешения автора (Взяла разрешение).

Самые первые лучи солнца коснулись все еще спящего Сеула. Сваливая все на главных виновников его трудного пробуждения: не смыкающую глаз аудиторию клубов и нежных, встречающих рассвет романтиков, он не спешил просыпаться. Воробьи, словно боясь потревожить сладкую негу города, лениво чирикали о чем-то между собой на своем радостном воробьином. Даже молочники, в основном их представителями были студенты и школьники - народ громкий и тревожный, не желали будить Сеул лязгающими звуками велосипеда и стуком стеклянных бутылок друг от друга, работали на удивление тихо осторожно. Но, не выказывая своего желания, продолжая упорно сопротивляться, город все же медленно готовился к пробуждению.
Каждому известно, что утро добрым не бывает. Разные оказии так и норовят случиться с только что проснувшимися людьми: пригоревшая яичница, сбежавшее молоко и кофе, прогорклая каша или же не прожаренная морковь в запеканке. Но мало кто обращает внимания на то, что утро делает это не для того, чтобы разозлить или расстроить сонных обитателей дома, а всего лишь чуточку поиграть. Вечное дитя. Непослушное, игривое и капризное. Уверенное, что мелкие пакости и проделки помогают выбраться из объятий его старшей сестры - ночи.
Как и каждый ребенок, - ангел, которому чужд весь разврат, утро не имеет той пошлой животной страсти, какой славится его все та же старшая сестра, заставляющая многих людей терять голову от разнообразных волнующих тело удовольствий и дурманящей сознание похоти. Вместо этого утро делиться со всеми нежностью, легким дуновением ветерка сдувая невидимые глазу пылинки и мягкими лапами бесшумно подкрадываясь к спящему.
Сладкие, словно их можно коснуться на ощупь, а затем брезгливо отпрянуть от тяжелой приторности, ароматы не для раннего утра. Они присущи лишь для более позднего времени. Утро радостно вдыхает чистую свежесть и голубой запах воды. И неважно: будет ли это хлорированная вода из-под крана или же далекий бескрайний океан на краю света. А еще это светлое дитя частенько дуется на то, как мало он получает ласки и заботы, вечно требуя для себя объятий. И неважно: какие они будут. Одинокие ли: с мягкой и теплой подушкой. Или же семейные: прижимаясь спиной друг к другу, опора к опоре.
Вот как раз те, уютные, насквозь пропахшие бабушкиной сдобой и солнечной пылью, как ни странно, сейчас, да и почти последние два месяца принадлежали Хын Су и Нам Суну. Трудно ответить, что связывало этих двоих. Крепкая дружба? Сексуальное партнерство?
Действительно, (к счастью ли?) мальчишки еще крепче сдружились после их бурного примирения одной темной ночью (ах, сестрица!), которое было наполнено смущенными взглядами первого опыта, ласковым бессвязным шепотом имен друг друга, нетерпеливыми вздохами и дрожащими стонами от неопытных, но не менее от этого жарких, ласк. Трудно найти причину или, хуже того, оправдание тому, что толкнуло их на эту близость.
А сейчас Хын Су и Нам Сун тихонько посапывают, прижавшись друг к другу спинами, на некрашеном дощатом полу. Пол, да и сама комната, вообще-то требуют основательной уборки от разного рода ненужных побрякушек, пустых упаковок от чипсов и сухариков, фантиков от карамелек, спортивных глянцевых журналов и непонятного происхождения крошек, но обитателям этого дома не до таких ничтожных мирских дел. Уборка может и чуточку подождать, пока им не наскучит присутствие друг друга. А этого, уверяю вас, в скором времени не случится. А вообще мальчишки там часто ночуют. Хотя, по пятницам, субботам и воскресеньям предпочтение отдают все-таки матрасу. Мягче и безопаснее.
Нам Сун просыпается первым. Недоуменно осматривает свое положение, совершенно точно помня, что заснул вчера на кухне, за столом, составлял какие-то списки дежурств. Значит, Хын Су, придя с работы, перетащил его в спальню. Парень сочно потягивается и, зевнув, встает, потирая основательно затекшую шею. Но вся эта активная деятельность с утра была направлена вовсе не на то, чтобы пойти умыться и позавтракать, а на то, чтобы, перешагнув через ноги Хын Су, прилечь, во все глаза глядя на своего хена.
- Твои ресницы слишком длинные, хен, как у девчонки, - задумчиво прошептал Нам Сун, разглядывая спокойное лицо спящего паренька
Хын Су вдруг хрипло засмеялся.
- Я не сплю, вообще-то.
Нам Сун, немного покраснев, попытался скрыть свое смущение.
- Я знал, - он улыбнулся он и прибавил: - Вообще-то.
- Лгун, - фыркнул и отвернулся от своего донсена. И до ушей Нам Суна донеслось досадное ворчание: - А сам-то не лучше. Покраснел, как маков цвет.
Сами по себе уголки губ разъехались в сторону, и младший с каким-то радостным писком, прижавшись к спине своего хена, крепко обнял его.
- Ну же, Хын Су-а, - тихо хихикая, прошептал он, уткнувшись лицом в шею, и попытался достать рукой до его ресниц. Не выходит. Рука касается щеки.
- Хен, твоя щека мягкая, - он осторожно, с каким-то детским восторгом, провел пальцем по скулам Хын Су.
Старший, хмуря брови, тотчас перевернулся и толкнул в грудь своего донсена.
- Эй, хватит нежностей, идиот, - Хын Су злится. Его терпение на пределе. - Просто уже поцелуй меня, а?

@темы: Романтика, Повседневность, Пак Хын Су, Ко Нам Сун, Драббл